• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:18 

Вампиры моей юности

Я тебе покажу серебро, сукин ты сын! — ревел вампир.

Я тут перечитала "Тех, кто охотится в ночи".
Есть такие книги, которые перечитывать — как со старыми друзьями встречаться. От этой вещи Хэмбли у меня именно такое ощущение — как будто бы я встретила старую-старую подругу, с которой не общалась много лет, и, расслабившись до мурлыканья, мы со вкусом и с увлечением сплетничаем обо всем, о чем хочется именно с подругой юности. О мужчинах, которые обеим нам нравятся (а учитывая дона Симона Исидро, у нас с невидимой тенью автора — не путать с автором как реальным человеком! — явно общий вкус). О людях вообще — разных, об их поступках и их мотивах, о том, чем они живут и почему они такие. О том, как достали мужики, которые лучше тебя знают, что тебе нужно и что нет, какую профессию тебе выбрать, и какой антивирус должен стоять на твоем компьютере и каким браузером тебе пользоваться — то, что ты им не жена, не любовница, не друг и не будешь, для них при этом не имеет значения, и пытаются не сказать тебе вещей, тебя непосредственно касающихся. (В продолжении, кстати, которое "Путешествие в страну смерти", еще и об экзальтированных дурехах, которых вроде и понять можно, и плохого в них ничего нет — но как же раздражают.) О том, какой невероятный кайф можно ловить в приключениях, даже опасных. Полное понимание, и абсолютное согласие, и не имеет значение все то, в чем я изменилась за годы, пока мы не общались — потому что сейчас важнее не то, что я изменилась, а то, что я осталась прежней.

читать дальше

@музыка: Lacrimosa, "Inferno"

00:28 

Ррры

Как же дайрь достал разлогинивать-то.

17:27 

Шесть вопросов

Вот, у меня наконец-то добрались руки до флэшмоба. ( Tiringolwe, спасибо, я и не ждала, что вопросы будут такими интересными.)

Условия такие: вы отмечаетесь в комментариях, я задаю вам шесть вопросов, вы у себя в дневнике пишете на них ответы и дальше задаете вопросы тем, кто отметится у вас.
Вопросы мне от Tiringolwe:

1) Как должно выглядеть самое правильное платье?
читать дальше

2) Есть ли у тебя планы на делание сюжетных кукол или композиций?
читать дальше

3) Ты разговариваешь с домашними растениями?
читать дальше

4) Реал или сеть — где больше усилий в общении?
читать дальше

5) Если бы ты организовывала какое-то дело, фирму, что бы это было?
читать дальше

6) Что тебе нужно, чтобы писать истории?
читать дальше

12:10 

Все когда-то кончается

Отцвела моя бегония. Еще не совсем, но уже почти.
Пять месяцев с лишним она у меня полыхала алыми безумными цветами — с начала мая и до середины октября. Сейчас осталась еще пара мелких бутончиков, но в общем-то все уже закончилось.
Надо, наверное, сейчас будет ее начать подкармливать чем-нибудь, что ли. Она даже выглядит усталой после своего бурного цветения. По-человечески усталой и ослабевшей.

22:11 

Октябрь...

... безумный, дикий и колдовской.
То во дворах воет что-то неопознаваемое, то люди в тумане кажутся похожими на привидений... то привидения — на людей.

19:54 

Крысий вождь

А сегодня мне приснился сон.
По хорошему, по нему следовало бы рассказ написать, но я знаю, что не смогу — я плохо владею той стилистикой, в которой такое имело бы смысл писать.

Сначала мне долго снился дом — старинный, явно в прошлом или доходный дом, или вообще что-то плохо опознаваемое со сложной историей. Высокие потолки со сводами, лестничные пролеты разной высоты, длинные темные коридоры с многочисленными поворотами и ступеньками в самых неожиданных местах, окна в глубоких нишах, и очень многое в обстановке этого дома явно оставалось от очень разных времен, которые он пережил — столик на гнутых ножках у лестницы, пятисвечный канделябр с оплывшими свечами на подоконнике. Дом был в явно аварийном состоянии — у лестниц кое-где недоставало перил, с потолков осыпалась лепнина, в полу кое-где зияли странные проломы. Не всегда можно было даже понять, на каком этаже ты находишься — лестницы и переходы сложно сопрягались друг с другом, здесь пять ступенек вверх, тут три ступеньки вниз — и ориентация в простанстве полностью терялась, а из окон виднелись лишь потемневшие до черноты кирпичные стены в каких-то головокружительных неправдоподобных ракурсах. Тени бились по углам, как крылья гигантских летучих мышей, и что мне было нужно в этом здании, я не смогла бы сказать — не то я что-то искала, не то ждала кого-то. Я почти все время была не одна, но кто были мои спутники — не знаю, какие-то абстрактные знакомые. Не знаю даже, что это был за город — Москва, или Самара, или Рязань. Ставлю на Самару, но не уверена. С равным успехом может быть любой из этих трех городов.
Под лестницами и в темных дверных проемах время от времени шмыгали крысы, и я не боялась их — чтоб мне в реальной жизни такое бесстрашие — но старалась держаться от них подальше, потому что точно знала: они опасны, и они достаточно разумны — разумнее, чем принято ждать от животного.

А потом в одной из комнат в эркере я обнаруживаю секретер, а в нем — черную клеенчатую тетрадь большого размера, видимо, довольно старую, с пожелтевшими листами в клеточку, исписанную где-то на две трети разборчивым, но не слишком красивым крупным почерком квадратных очертаний. Часто в книгах упоминается, что почерк был характерно мужским или женским — я никогда не могу различить по почерку половую принадлежность писавшего. Но тут я просто откуда-то знала, что записки принадлежали мужчине.
Я начала читать, и дальше, как бывает в фильмах, после пары страниц я увидела того, кто это писал, и услышала его голос — голос, которым он рассказывает свою историю. Мужчина постарше меня, в кожаной куртке, с коротко стрижеными волосами, плотного сложения и не очень высокий... мужчина как мужчина.

Его, как жители Гаммельна Крысолова, пригласили для того, чтобы он вывел крыс из этого дома — он согласился. Он дрессировщик, специалист по психологии животных — так он себя называет в этих записках. Сперва он много рассуждает о том, что есть способы внушать животным то поведение, которое нужно человеку. Потом он начинает рассказывать о том, что происходит с ним в этом доме — про крыс и про то, как он собирается заставить их собраться и уйти, затем про крысу — самку, девочку — которой он спас жизнь, когда она то ли свалилась куда-то, то ли ее чем-то придавило. Потом в какой-то момент он признается, что хочет, чтобы каждая крысиха — именно крысиха, крыса-самка — из живущих здесь признала его вожаком, и поясняет, что это — единственный метод, которым может на его взгляд успешно работать дрессировщик: вливаться в сообщество животных и занимать в нем высшее место в иерархии...

И, уже просыпаясь, между дремотой и явью, я вдруг отчетливо поняла: он со временем стал крысиным королем.
Он превратился в крысу и живет здесь, в этом доме, где-то глубоко в подвале среди других крыс.

12:46 

Регулярно замечаю...

... что для того, чтобы ситуация исправилась, своё недовольство ею часто бывает достаточно высказать вслух. Только чётко сформулировав, что мне не нравится и чего хотелось бы.
Мир, он добрый и щедрый. Но при этом почему-то решительно отказывается быть телепатом :)

Стоило вчера пожаловаться здесь, что нечем дышать — и сегодня утром воздух появился :)
Сижу напротив открытого окна и кайфую.
Только бы снова духота не началась, только бы. Так хорошо, когда не болит голова и вены не вспухают до ни с чем не сообразного состояния.

22:36 

Не то плохо, что жара...

... а то, что воздуха нет совсем. И ночью он не появляется. И дышать нечем :weep:

00:51 

А в субботу...

... оса перепутала вышитый мной цветок — лентами, камелию или что-то вроде, у куклы на платье — с настоящим.
Долго вилась над ним, села, попыталась из него что-нибудь выпить — потом наконец поняла свою ошибку и улетела.
Я начинаю верить, что неплохо вышиваю :)

14:34 

Попытка что-то написать

Вторая попытка завести дайри :)
Вдруг этот не погибнет у меня так сразу, как предыдущий. Цветы же я поливаю, вдруг и о дайрике заботиться смогу :)

горгуленок

главная